Рано или поздно любой фанат, так или иначе взаимодействующий с хуниверс – фандомом, будет втянут в бесконечную непрекращающуюся Священную Войну Теннант VS Смит. Скорее всего фанату придётся занять одну из этих сторон, хотя, конечно, это не избавляет его от обязанности вести себя культурно.
Я сейчас не хочу обсуждать актёрскую игру Дэвида Теннанта, потому что она пререканий не вызывает. Проблема Десятого в том, что с ним сценаристы воротят, что хотят. В одной серии он альтруист, который клянётся и божится, что в жизни не возьмёт в руки оружие, в другой – готов изменять фиксированные точки. И похоже это не на развитее персонажа, а скорее на то, если бы создатели не могли до конца определиться, хотят ли они давать Десятому яркую тёмную сторону или нет. Вот и получается, что она то есть, то нет её. С Одиннадцатым в этом плане проще – нам на этот вопрос ответили вполне однозначно и положительно ещё в самой первой серии с его участием. Как я говорила множество раз до этого, Доктор – вообще герой очень неоднозначный и «с двумя доньями», разница между разными регенерациями только в том, насколько плавным является этот переход от тёмного к светлому. В случае с Десятым этот переход получается очень, иногда даже излишне контрастным – в том числе и из-за того, как сам Десятый преподносит себя людям, и как это отличается от того, что есть на самом деле. Его слова часто расходятся с делом, и это объяснимо: Десятый хочет быть всепрощающим альтруистом, но получается у него не всегда. Доктор – убийца, за ним остаётся шлейф трупов, растянутый во всём времени и пространстве, только Десятый отрицает, может и подсознательно, бежит от этого и жаждет прощения за каждый грех. И, не получив этого прощения, становится Одиннадцатым, который, конечно, всё ещё бежит, но теперь вполне осознанно. От бежит от плохого, стараясь заполнить разрастающуюся внутри чёрную дыру чем-то светлым, но прошлое всегда догоняет. Поэтому если гнев Десятого вспыхивает, проносится ураганом и утихает, то у Одиннадцатого это – куда более глубокое, долговременное состояние. Десятый импульсивный, у Одиннадцатого эта импульсивность проявляется куда реже, и если Десятый в гневе будет кричать, но Одиннадцатый – говорить тихо и холодно. Вообще, можно проворить стихийную аналогию огонь/лёд – тут вспоминается Марта со своим “He is like fire and ice and rage”. Сравнение, конечно, в случае Десятого слегка притянутое, но если смотреть по поведению, то он именно огонь. А ещё он сгорел, когда регенерировал. Одиннадцатого со льдом сравнивают почти напрямую – тема льда встречается несколько раз на протяжении 7 сезона: спешл «Снеговики», серия «Холодная Война», а в серии «Прячься» мало того, что окна покрываются инеем, так и героиня – медиум говорит Кларе, спутнице Одиннадцатого – «Опасайся его, у него кусок льда в сердце». Клара и Доктор – это вообще почти как Герда и Кай, только в жанре sci-fi.
Но вернёмся к главному. Вернёмся к тому, почему тёмная сторона Десятого не работает так хорошо, как Одиннадцатого. Всё то, что написано про Десятого и его импульсивность – домысел, сделанный на основе, про Одиннадцатого – каноничные факты, явно прослеживающиеся в серии. Понимаете, к чему я клоню? Фактически, это возвращает нас к тому, что создатели просто не смогли определиться до конца с Десятым, быть ему dark или не быть. В серии «Грехи отцов» он клянётся и божится, что никогда бы не взял в руки оружие (что, кстати, не побоюсь такого слова, брехня полная), а в серии «Конец Времени» берёт в руки оружие. В четвертом сезоне он не смотря ни на что вновь оставляет Розу Тайлер в параллельном мире, а уже в «Водах Марса» (спешл, судя по всему, по таймлайну близкий к концу 4) изменяет фиксированный факт и едва не ломает Вселенную ради женщины, которую видит впервые в жизни, он готов помочь Давросу, одному из своих самых древних и заклятых врагов, но обретает на муки банду инопланетян в «Семье Крови», хотя те явно представляли меньшую угрозу. Я не говорю, что это не работает вообще, я говорю, что это не работает так хорошо, как могло бы. Десятый изначально был заявлен альтруистом, гораздо более светлым, чем Десятый, почти на уровне Восьмого из ТВ-фильма, в общем-то, одной из самых положительных регенераций. Но все те ужасные вещи, все те потери, которые Десятый переживает, понемногу ломают его – было бы странно, если бы было иначе. И то, как он срывается, как злится, как делает всё то, о чём потом жалеет и от чего бежит – это естественно и объяснимо. Но проблема в другом. Мы не видим, как он это переживает. Вспышка скорби – и опять побежал. Разумеется, Доктор не станет показывать свои эмоции, но почему-то с Одиннадцатым, который вообще более закрытый, чем Десятый, мы видим, что это не прошло просто так, нам показывают это («Ты грустишь, когда думаешь, что тебя никто не видит»), мы знаем, что где-то за кадром ему больно, а иногда и прямо в карде. У Десятого (если отбросить все додумки, а это, я, поверьте, тоже люблю) это тоже происходит вспышками: разлучили с Розой – поплакал, о, привет, Марта; откинулся Мастер – поплакал, о, как дела, Донна. И мы как бы знаем, что ему больно, потому что это очевидно, но одновременно не видим этого – а кому-то с характером Десятого было бы довольно сложно скрыть подобные эмоции. Получается, что у Десятого время испытывания эмоций – как память у золотой рыбки? Долго и на протяжении всех сезонов он убивается разве что по Войне Времени (у Доктора, кстати, какая-то замедленная реакция на это событие). Из-за всего этого «вспышки тёмного» получаются как бы out of nowhere, и кто-то в этом логику увидит, а кто-то нет – зависит от восприятия персонажа, что само по себе не плохо, но в конкретно данном вопросе нужна однозначность. Я не говорю только за себя – я знаю много людей (с сайта tumblr, если кому интересно), у кого возникают точно такие же вопросы. Почему-то ни у кого (ни у кого, кто не возмущается только потому, что это Моффат и знает Докторов больше, чем три) не возникло вопросов, когда Одиннадцатый совершил геноцид – нам ясно дали понять, что он способен на это морально, что он от этого может и не в восторге, но способен. В этом плане он очень похож на Седьмого, который меж тем тоже из необходимости геноцидил далеков, причём оба – вполне осознанно. Десятому, судя по всему, совесть бы это сделать не позволила. Одиннадцатый ведь тоже весь такой из себя эксцентричный псих – как и Десятый. Но дело в том, что, наделяя персонажа тёмной ипостасью, всегда нужно помнить – важно событие и предпосылки. Событие, которое ломает, и постепенное формирование тёмной стороны. Одномоментное съезжание с катушек смотрится мягко говоря странно в большинстве случаев. Даже если персонаж заявлен как таковой, его поведение должно соответствовать. В этом плане Десятый проигрывает – это не то чтобы очень фатальная ошибка, это недочёт, но недочёт достаточно серьёзный. Любое проявления его тёмной стороны смотрится не как естественный процесс, а как «давайте сломаем персонажу характер, потому что этого требует сюжет».
Подытоживая сказанное, могу сказать вот что: в том виде, в котором нам показали в сериале, тёмная сторона Десятому в принципе ни к чему. Были регенерации, которые прекрасно без неё существовали, а Десятый и без того оставался анти-героем. И всё это выглядит скорее аксессуаром к характеру, чем его частью – убери тёмную сторону (я имею в виду её всплески, такие как в указанных выше эпизодах), и персонаж бы не изменился. А уж если это заставляет разные проявления характера быть нелогичными и противоречить друг другу в плохом смысле – то тем более в этом ничего хорошего нет.

@темы: Доктор Кто / Doctor Who, размышления